Serpentarium
tisheshhh

Heinrich Kuhn

0
abyss
mm
пробуждение после долгого сна, головная боль и непонимание того, что происходит вокруг. квартира, в которой не существует ни намёка на чистое пространство. в атмосфере витает апатия и пыль.
тёплые переписки с парнем, который за тысячи километров, просмотр аниме и разные занятия, уже привычные сознанию. поход в магазин, покупка кучи газировки с надеждой, что станет лучше.
к обеду боль в голове становится невыносимой и принимается решение прогуляться.
погода отвратительная, но это лучше, чем разлагаться дома. покупка продуктов и странное свидание на одного в кофейне с сигаретой в руках.
странный на вид продуктивный день ни о чём.
0
abyss
boltenok
Ты не больше, не меньше, не лучше и не хуже. Сейчас, в тишине и пустоте, ты просто кусок глины, субстанции, из которой можно что-то создать. "Базис-ноль" без примесей чужих слов и мыслей с неотягощающими решениями. Люблю это состояние. Плюсы - в таком положении комфортно во всех отношениях. Минусы - ты сейчас просто кусок субстанции, не представляющий формы. Спустя пару часов мне критически важно будет покинуть это состояние, потому что любой контакт "базиса-ноль" с внешним миром вынужденно придаёт тебе форму, цвет и всё прочее. И это здорово ставит меня в тупик, потому что на мой вкус ни одно из этих состояний мне не подходит. Мне нравится быть ничем и нигде.
0
punkfrog
Моя любовь к растения немного выходит из под контроля. How many plants is too many? У меня около двадцатипяти растений во всей квартире, а вчера я купила еще три и теперь у меня все поверхности заняты разными цветами. Решила купить огромную полку, чтобы просто все составить туда и не мучиться. На новой полке для всех растений месте скорее всего не хватит, так что я решила перенести несколько деток на работу. И теперь весь мой рабочий стол уставлен маленьким растениями 🌿
0
Alchimik
Восхищение - пренеприятнейшая из всех человеческих эмоций. Оно превращает тебя в бога, которым ты не хотел становиться. В бога, которого лишили права остаться глухим к бесконечным молитвам и оставили умирать с чужими ранами на сердце.

Я никогда не говорила о том, что чувства, рождённые не во мне, кандалы для меня, мучительно и долго разъедающие плоть, оставляющие незаживающую дыру с обожжённым краем, сквозь которую утекает по каплям моя душа. Иным помогала слепая вера в меня, а мне - вера в то, что боль исцеляет.

Быть мной - это быть человеком, который стоит на вершине скалы в ожидании краткого мига падения - не потому, что хотел летать, но потому, что осознавал неизбежность этого, вдыхая морскую солёную свежесть и глядя вниз на шумящие пенные волны. Быть мной - это вечно чувствовать тяжесть чужой руки на своём плече и упругость пружинящих пальцев, готовых отправить тебя в твой последний полёт.

И когда я однажды сказала тебе о том, что не желаю чувствовать вовсе, я имела в виду именно это - если мне суждено для кого-то остаться богом, я хотела бы быть слепым и глухим божеством для своих молитв - чтобы слыша шум ветра в ушах в миг, когда обрывается моя жизнь, не пожалеть о том, что я её кому-то отдала.

Услышал ли ты, разобрал ли мой тихий шёпот?
0
PlushkaMoskovskaya
Один
В школе у меня был близкий друг / лёгкая влюбленность: высокий и кудрявый, он красиво рисовал и раскалывал меня на математике. Странно, но я даже не столь хорошо помню его лицо, как помню руки: длинные плоские пальцы, рельефные костяшки, манжеты свитшота и часы g-shock. Хочется ещё раз посмотреть на часы поближе, нажать кнопочку с подсветкой.
0
abyss
abyss
staying-power
мне всё равно
Я понимаю, откуда у средней такое отношение к деньгам. Сложно просить подарки, когда видишь, как мама работает по двенадцать часов, отчим пропадает за рулём такси, а дома есть ещё и младшая.

При мне всё было немного иначе. От того времени остались неуместные предметы роскоши в двух комнатах коммунальной квартиры с ободранными стенами. Я, старший — первый и последний из нашего микро-поколения, кто успел запомнить, как приятно не думать о деньгах.

Наверное, средняя тоже помнит картинки из прошлого. Но я помню чувство, помню это вольное отношение к ресурсам, помню себя, как человека с деньгами. Я даже думал, что мы богаты, хотя мы были, наверное, крепким средним классом.

Перелом от достатка к краже продуктов из Магнита переживался несколько болезненно. Иномарка разбилась в лобовом столкновении. Плазма всё-таки закончила в ломбарде. Отдельные комнаты превратились в одну общую проходную. Жить лучше, чем моя семья, стало не сложно. Для этого нужно было уйти из дома и поселиться где угодно ещё.

В отличии от средней, мне приглянулось правило "дают — бери, бьют — беги". Правда, меня никогда не били, а когда били — я не побежал. Нас совсем немного тогда потрепали, смешная вышла история.

— Так должно быть?
— Ээ, — я смотрю на завалы над перекрытиями потолка.
На секунду я представил, как крыша рушится. Кто-нибудь из детей оказывается под завалами. Мама не переживёт вторых похорон.

Вот ещё одно искажение, которому меня научила семья. Никогда не знаешь, где и что ёбнет. Разрушенная стена возле дома может простоять ещё двадцать лет. Ну, раз в год прилетит кирпич в окно. Ты привыкаешь и даже начинаешь гордиться своей привычностью. А потом дом сгорает. Проводка старая.

И ты выносишь из этого дома самое лучшее, пытаясь соединить разрозненные обрывки. Что тебе больше хочется оставить — слегка дыхнувшую на тебя улицу и презрение к комфорту или желание просыпаться на выстиранной простынке?

Кто ты на самом деле — дерзкий парень с верхушки низов или интеллектуал, расстраивающийся из-за того, что в ресторане в его суп положили бекон, который он забыл попросить не класть?

Я бы хотел забрать из сгоревшего дома альбомы с фотографиями. Крыша там провисла, как мокрый лист. Было бы очень пошло забраться туда и умереть под завалами — даже на уровне текста.

В комнате горит настольный светильник. Ни музыки, ни телевизора, ни взрослых. Младшая надела корону, платье и сандалики. Средняя включает чайник, а воды в нём на полкружки — типично для подростков. Я беру чай на себя и замечаю, что у меня слегка трясутся руки, и это меня удивляет.

Люди живут хуже. Это понятно. Совсем недавно мы ездили в цыганскую общину. Дома у них из досок и листов фанеры. Детей выгнали из школы. Чужих они видят не часто, поэтому дети останавливаются перед машиной, как вкопанные. Цыганская община ютится на повороте в посёлок под огромным торговым центром. В следующий раз я поеду в этот район, скорее всего, в Икею, и буду знать, что там, за поворотом, живут дети, которые не понимают никаких связей между людьми, кроме родственных.

Кто ты такой? Я тебе скажу: ты человек, который режется о разбитые мечты. Даже не знаю, какой в этом смысл.

В последнее время я много думаю о том, что тело не обмануть. Если ты привык к определённому уровню комфорта — любому, даже такому, который другие посчитают за полный отстой — всё, что выбивается из этого уровня, будет тебя расстраивать. Не надо чувствовать себя виноватым за то, что живёшь лучше других.

Ты будешь жить только лучше и лучше — это неотвратимо, и будешь помогать тем, кто рядом. А если не хочешь помогать, просто обвиняй во всём капиталистов при власти. Во-первых, они действительно виноваты.

Во-вторых, я всё-таки интеллектуал. С этим трудно спорить.

Жизнь всегда такая сложная, чёрт возьми.
0
outland

29/31
«Гуси-лебеди»

Ещё два дня, вот это я молодец

outland

31/31
Прародители

Я. Это. Сделала.

DeadLero

Ты пожнёшь, я посею. Наш чёрный урожай един.